Новости

Президент ФГР Сергей Шишкарёв возглавляет российский гандбол ровно пять лет. Сегодня ему есть что рассказать.

Если говорить о видах спорта, которые в России в последние годы набирают сил и завоёвывают популярность у зрителей, то гандбол точно будет в первых рядах. Женская сборная России, кажется, стала только сильнее после золота Олимпиады, «Ростов-Дон» вплотную подошёл к победе в Лиге чемпионов, а телерейтинги матчей чемпионата России растут – и это только верхушка айсберга.

Останавливаться в своём развитии гандбол не планирует – это подтверждает президент федерации Сергей Шишкарёв. Организацию он возглавляет ровно пять лет – с 7 апреля 2015 года, и это отличный повод подвести промежуточные итоги, особенно когда есть что вспомнить. В разговоре Шишкарёв был откровенен: вспоминал не только яркие поражения, но и ошибки или даже громкие скандалы.

Кто же «угощал» мельдонием дисквалифицированных игроков женской сборной России на юношеском чемпионате Европы 2017 года? Почему некоторые игроки мужской сборной больше никогда не сыграют за национальную команду? Сколько денег нужно для работы федерации? В конце концов, как здоровье Евгения Трефилова? 

СН и Трефилов.jpg

«Может ли федерация жить честно, имея 20 миллионов рублей?»

– Сергей Николаевич, вы возглавляете федерацию гандбола уже пять лет. А пятилетка – это знаковый период, можно подводить промежуточные итоги, строить планы на будущее. Как вы оцените итоги работы за эти пять лет?

– Оценки давать должен не я, а болельщики, специалисты, игроки, все, кому небезразличен гандбол. Я лишь могу разделить это пятилетие, которое пронеслось как одно мгновение, на логические этапы. Первый – это 2015 год – деятельное вхождение в курс дела. Второй – это начало 2016 года и до финала Олимпиады. Третий – постолимпийское развитие, которое опять же было направлено на то, чтобы, решая национальные вопросы, готовиться к Олимпиаде в Токио. Очень хотелось, чтобы туда попали наши ребята, но не получилось. Пожалуй, это самое большое разочарование.

Если вернуться к первому этапу, то скажу, что присматриваться к работе было некогда. Пришёл из огня да в полымя, как говорится. Поначалу приходилось параллельно решать с десяток задач: и разобраться с наследием, которое я получил, и переформатировать команду, переориентировать её, предложить свою идеологию: повести людей за собой, но в новом направлении. А ещё нужно было разобраться с бюджетом и с тем конфликтом, который сложился в женской сборной. Помните ведь отказное письмо в марте 2015 года? Тогда и сборной-то не было. Трефилов отдельно, а девочки отдельно. Нужно было всё это дело починить, потому что уже в июне были отборочные матчи к чемпионату мира, без попадания на который нельзя было поехать на Олимпиаду. Ещё в 2015 году нужно было решать задачу, связанную с проведением конференции международной федерации. Тогда Венгрия отказалась от её проведения, и мы приняли достаточно смелое решение пригласить всех в Сочи, чтобы показать наши организационные способности, заверить, что Россия готова к проведению крупных международных форумов, в том числе и гандбольных.

Приведу пример: на момент моего прихода бюджет федерации составлял 20 миллионов рублей. Как думаете, может ли федерация жить честно, имея в кошельке 20 миллионов рублей на зарплату персоналу, на проведение соревнований, на работу по самым разным направлениям? Только в первый год после моего прихода бюджет федерации был сформирован на уровне 90 миллионов рублей. Я прекратил практику «конвертных» зарплат в федерации. Мы всем работникам положили нормальные оклады, полагая, что люди, получающие 130, а не 30 тысяч рублей, должны по-другому относиться к исполнению своих обязанностей. И во многом это оправдалось.

– Какие главные итоги вы бы выделили после пяти лет работы?

– Главное, что выиграно большое количество соревнований. В основном, конечно, в женском гандболе. Выделю победу на Олимпийских играх, медали чемпионата мира и Европы, а также золото юношеской сборной на чемпионате мира. И, конечно, выступление «Ростов-Дона» в Европе: победа на Кубке ЕГФ в 2017 году, участие в «Финале четырёх» в 2018-м. А в 2019 году лишь один мяч отделял наш ростовский клуб от победы в Лиге чемпионов!

К своим достижениям, безусловно, отнесу программу развития гандбола, которая была принята после моего участия в президентском совете по спорту в октябре 2016 года. Да, она не совсем насыщена финансовыми ресурсами, но, тем не менее, правильный программный документ, который должен служить руководством к действию на ближайшие пять лет, у нас имеется.

А ещё за эти пять лет кардинально изменился уровень присутствия гандбола в СМИ. Мы восстановили вполне оправданный зрительский интерес. Сегодня гандбол часто идёт на федеральном «Матче», на тематических каналах его постоянно показывают. И я вижу по рейтингу, что показатели весьма и весьма неплохие. Матч «Ростова» в Лиге чемпионов по просмотрам даже сравнивали с выступлением питерского «Зенита» – столько людей его смотрели. Ну а уж сколько зрителей болели за нашу олимпийскую сборную, и говорить не приходится. 

Олимпиада Рио 2016.JPG

«Я не могу рассказать всё. Но скажу, что это была диверсия»

– А если говорить о разочарованиях? Они ведь тоже были.

– Много разного было, о чём и вспоминать-то не хочется. Далеко не все пошли вместе с нами в нужном направлении в плане развития и становления гандбола. Много гадостей всяких приходила, какие-то выдуманные анонимки на меня. И Виталий Леонтьевич Мутко мне их передавал, когда ещё курировал спорт, и министр спорта Павел Анатольевич Колобков. Гнусности всякие и про меня лично, и про других работников федерации. Всякие коррупционные нарушения нам приписывали, нарушения норм этики и морали. Всё это не добавляло оптимизма. Могу сказать, что далеко не всем нравится то, что мы делаем, куда идём и чего хотим достичь.

Но главным разочарованием для меня, пожалуй, был допинговый скандал по итогам чемпионата Европы U19, где наши девушки завоевали серебро. Дувакина, Дудина и Скоробогатченко сдали положительные пробы на мельдоний. А три спортсмена одновременно – это лишение медалей, дисквалификация всей сборной.

Бюджет Федерации гандбола России по годам (в рублях)

  • 2015 г. – 90 млн;

  • 2016 г. – 210 млн;

  • 2017 г. – 155 млн;

  • 2018 г. – 130 млн;

  • 2019 г. – 195 млн;

  • 2020 г. – 200 млн.

Поверьте, на расследование по той истории было потрачено много сил. Девочек мы тогда проверили на полиграфе, чётко установили, что они не употребляли мельдоний самостоятельно. Это была не их инициатива. Затем мы провели беседы со всеми членами сборной, со всеми руководителями и тренерами, чтобы разобраться, откуда взялся препарат.

Скажу, что это была диверсия. Выяснилось, что препараты при подготовке к этому чемпионату им давали с нарушением всех инструкций. То есть врач должен давать всё в упаковке, чтобы спортсмены видели, что они принимают. А здесь же врач действовал неприемлемым образом. Все лекарства, витамины, поддерживающие пищевые добавки давались, грубо говоря, горстью. Никто не понимал, что они пьют, зачем пьют.

Мы отрабатывали этот случай по линии правоохранительных органов. Не буду скрывать, что были подключены дополнительные силы со стороны спецслужб, со стороны антикоррупционного департамента, которое в Москве возглавлял Владимир Черников, царствие ему небесное. Фактически мы провели дополнительное расследование в рамках заведённого административного дела. И доказали в суде, что доктор преднамеренно давал эти препараты девчонкам. Его фактическая дисквалификация позволила нам предоставить дополнительные аргументы в Европейскую федерацию и в апелляционный суд ЕГФ, где мы доказывали невиновность девочек.

Нужно было минимизировать последствия этой истории. Конечно, никто девчатам медали не вернул. Но, тем не менее, была назначена 15-месячная дисквалификация при максимуме в четыре года, если не ошибаюсь. Штраф тоже был минимальным. Но дело не в деньгах, а в судьбах девчонок. Слава богу, сегодня все они вернулись на площадку, и Антонина уже стала серебряным призёром чемпионата Европы 2018 года, одним из основных игроков сборной России. Маша Дудина играет в основном составе «Кубани», а Маша Дувакина «отдувается» на передовых позициях в Волгограде.

«Петкович времени не теряет, уже учит русский язык»

– Наверное, говоря о разочарованиях, трудно не перейти к глобальной теме мужской сборной России, которая недавно обрела нового главного тренера. Почему именно Петкович? Какие ещё были кандидатуры? Какие задачи стоят перед Велимиром?

– Начнём с того, что на данный момент мы имеем худшее выступление сборной страны на чемпионате Европы. Хотя ещё одно худшее было в 2017 году, когда мы вообще на Европу не отобрались после ничьей с Черногорией. Тогда в отставку ушли предыдущие тренеры сборной – Воронин и Торгованов. Ну а в 2019-м случилось то, что случилось. Я ещё расскажу отдельно о тех, кто больше никогда не будет играть за сборную России и почему. Понятно, что и развал «Вардара», который мы в перспективе видели базовым клубом сборной, тоже наложился на выступление команды и морально-психологическое состояние Эдуарда Кокшарова. Наверное, также был допущен ряд просчётов во время подготовки к чемпионату Европы.

После турнира начался очень серьёзный и осмысленный поиск человека, который мог бы возглавить нашу сборную. У меня есть твёрдое убеждение, что из тех, кто стоит у руля команд в нашей Суперлиге, таких специалистов нет. Теоретически можно было бы рассмотреть кандидатуру Владимира Салмановича Максимова, и даже определённые разговоры на эту тему были. Но, наверное, входить в одну и ту же реку не то что сложно, а не очень правильно. Мне и моим коллегам, членам исполкома показалось, что нужна именно свежая кровь. Нужен человек, который комплексно подойдёт к проблеме, который будет освобождённым тренером и не будет совмещать работу в клубе и сборной страны. Тот, кто сконцентрируется не только на подготовке главной сборной к отборочным играм, чемпионатам Европы и мира, а вместе с нами попробует поставить и укрепить всю гандбольную систему в нашей стране.

Наверное, сейчас можно приоткрыть завесу тайны. Первым достойным кандидатом на эту позицию был Альфред Гисласон. Журналисты – люди проницательные, сразу поняли, что Альфред приехал в Россию не просто, чтобы посмотреть матч Суперлиги. Действительно, он приезжал на переговоры. Наверное, наша ошибка в отношении Альфреда была в том, что мы дали утечку информации.

Как только мы договорились с ним об условиях работы и он вернулся в Германию, ему позвонили из местной федерации. Там долго шла дискуссия по поводу увольнения главного тренера. Всё шло к тому, что Кристиан Прокоп продолжит работу, но Альфред всё же был приглашён на переговоры. Он порядочный мужик и тут же мне об этом сообщил. Важно понимать, что у него есть семейные трудности и приезд в Россию для него был большим вызовом, поскольку он хотел иметь больше возможностей быть с семьёй. Альфред честно мне сказал, мол, если предложение серьёзное, то я надеюсь, Сергей, ты меня поймёшь. Я ответил: не раздумывай, семья – это главное. В обед мы поговорили, а вечером он мне позвонил и сказал, что возглавит сборную Германии. Видите, как получилось: сделали человеку доброе дело (улыбается). Практически устроили поближе к семье, причём главным тренером в, мягко говоря, не последнюю сборную мира.

Медали женской сборной России на крупнейших международных соревнованиях

  • Золото Универсиады – 2015 (Кванджу, Южная Корея)

  • Золото Олимпийских игр – 2016 (Рио-де-Жанейро, Бразилия).

  • Серебро чемпионата Европы – 2018 (Франция).

  • Бронза чемпионата мира – 2019 (Кумамото, Япония).

Соответственно мы рассматривали ещё несколько кандидатур. В обойме были четыре иностранных специалиста. Но после долгого обсуждения остановились на кандидатуре серба Велимира Петковича, который имеет богатейший опыт работы в той же Германии. Это очень строгий, но умеющий правильно работать с игроками с точки зрения психологии специалист. Если я не ошибаюсь, у него нет опыта работы в сборной, и для него это большой вызов. А нам как раз нужен был человек с горящими глазами. Человек, который хочет доказать свою состоятельность на новом уровне, ведь в клубном гандболе Петкович уже выиграл множество титулов.

У нас состоялся трёхчасовой разговор, мы позадавали друг другу разные вопросы, он представил своё видение работы со сборной, с тренерами. Я, кстати, считаю эту задачу приоритетной: чтобы тренер сборной готовил не только саму команду, но и как минимум пяток тренеров, которые могли бы потом работать на уровне сборной. У нас есть великое прошлое, но нет великого настоящего как раз потому, что многие олимпийские чемпионы, способные стать профессиональными тренерами, к сожалению, не получили достаточной практики. Мы провели переговоры, перешли к фиксации контрактных соглашений на бумаге, однако коронавирус нас задержал. Но мы с Велимиром на связи, и я вижу, что он времени не теряет: уже учит русский язык, рисует тактические схемы, общается с клубными тренерами, набрасывает расширенный список игроков, берёт на карандаш новичков. Всё, что он делает на данный момент, я оцениваю позитивно.

– Вы хотели рассказать что-то про дисциплинарные проблемы в мужской сборной России на чемпионате Европы.

– Я не сторонник выносить сор из избы. Те ошибки, которые были допущены, и мной в том числе, уже не исправить. Недоверие к отдельным гандболистам присутствовало уже в течение нескольких турниров. Я очень пожалел, что не настоял на своём, но что теперь ворошить прошлое.

Не буду называть фамилии, но для понимания ситуации приведу примеры. Неприемлемо, когда в сборной есть деление на «стариков» и «молодых»; когда разговор на площадке во время тренировочного процесса идёт с позиции «я начальник – ты дурак», да ещё и в матерной форме; когда есть отдельно «Вардар», а есть вся остальная сборная. Судьбу матча с венграми надо было решать одним броском, но те, кто этого не сделал, на следующее утро вели себя весело и непринуждённо. А после матча с Исландией, когда мы окончательно потеряли все шансы, один из игроков стоит и в нецензурной форме говорит: «Пацаны, а что вы нос повесили? Ну подумаешь, проиграли и проиграли». Это я ещё говорю в очень мягкой форме.

Смириться с этим, понять чисто по-человечески невозможно. Перед стартовым матчем я обращался к игрокам, а потом узнал, что один из игроков во время моего выступления сидел в телефоне и отправлял кому-то смайлики. А кто-то оппонировал мне, мол, Николаич, не парься, мы выйдем и всех разнесём. Стыдно за этих ребят. Обидно за это поколение, которое, прожив жизнь в гандболе, так и не смогло добиться чего-то значимого в составе сборной России.

«Жизнь моя немыслима без Евгения Трефилова»

– Сейчас и мужскую, и женскую сборные России возглавляют иностранные специалисты. Когда же в России появятся молодые наставники, способные успешно работать с национальными сборными?

– Как я уже сказал, одной из задач Велимира Петковича будет подготовка несколько российских специалистов, которые смогут работать на уровне национальной сборной. Шорт-лист уже есть. В этом списке наверняка будут и Олег Кулешов, и Виталий Иванов, и Валентин Бузмаков, и другие.

Нехватка отечественных специалистов высокого класса – одна из самых серьёзных проблем нашего гандбола. Чтобы её решить, должны быть те, кто научит молодых тренеров. В декабре 2019 года в России впервые прошёл аттестационный семинар под эгидой ЕГФ. Число слушателей превышало 40 человек, многие участвовали в нём не ради лицензии, а именно для получения соответствующих знаний. У нас есть идея создать курсы повышения квалификации для российских тренеров, которые будут действовать на постоянной основе. Преподавать и передавать свой опыт там будут заслуженные и маститые специалисты как из России, так и из других стран.

Кстати, Трефилов эту работу уже ведёт. Он ездит по регионам и не только ищет перспективных гандболисток, но и присматривает молодых тренеров, работающих на уровне детско-юношеских школ, чтобы кого-то взять на заметку. В частности, семейная пара тренеров из Тольятти готова переехать в мой родной Новороссийск, чтобы развивать там детско-юношеский гандбол, а постепенно, возможно, дорасти и до уровня клубов Суперлиги. Но многое упирается в инфраструктуру. Нам сейчас не хватает единого комплекса, где можно разместить специалистов, проводить с ними как теоретические, так и практические занятия. А, к примеру, наши заклятые гандбольные друзья из Франции построили такой центр, где есть всё, что необходимо.

– Болельщиков интересует состояние здоровья Евгения Трефилова, тем более что во время эпидемии коронавируса он находится в группе риска. Как он?

– Жизнь моя немыслима без Евгения Василевича (улыбается). Мы общаемся раз в два дня, звоним друг другу. Конечно, главный вопрос: как здоровье? Осенью мне пришлось затащить Евгения Васильевича в центр Вишневского, к Амирану Шотаевичу Ревишвили, чтобы проверить его состояние здоровья и получить необходимые рекомендации. Здоровье Евгения Васильевича соответствует статусу перенесённой им операции. Прошу его внимательнее следить за весом, стараться не нервничать. Не буду скрывать, что он всё равно заходит в раздевалку «Кубани», даёт рекомендации. Трефилов продолжает очень активно работать и меняется в сторону того, чего мы от него ждём. Речь о передаче опыта, работе с молодым поколением и подготовке новых квалифицированных кадров.

Конечно, Евгений Васильевич внимательно следит за делами сборной, делится своими наблюдениями и опасениями, уважая суверенное право Амброса Мартина на руководство командой. Он не вмешивается в работу, но иногда по праву и заслуженно даёт рекомендации. Сердце его рвётся на части, когда он с чем-то не согласен. Но Трефилов научился в цивилизованной и профессиональной форме доносить свой взгляд на происходящее.

Во второй части интервью (последует) Сергей Шишкарёв рассказал, что будет с российским гандболом из-за коронавируса, почему гандбольный «Спартак» переименовали в ЦСКА прямо посреди сезона и почему президент Украины Владимир Зеленский мог не спать из-за гандбола.

 

Подробнее на «Чемпионате».